Купить Сусталайф в аптеке в Заветах Ильича

Скидка:
2170 руб. −69%
Действует:
1 день
990 руб.
Заказать
Всего на складе
14 шт.

Последний заказ: 20.11.2018 - 3 минуты назад

Уже 7 людей глядят эту страницу

4.65
160 отзыва   ≈2 ч. назад

Страна: Россия

Упаковка: стекло

Вес: 10 капсул

Препарат из натуральных ингридиентов

Товар сертифицирован

Доставка в регион : от 74 руб., уточнит оператор

Оплата: наличными или картой при выдаче

Это средство противостоит болезням суставов

Всем кто сталкивался с болезнями суставах, известно как невероятно трудно справится с такими неприятностями. Большинство процедур, направленных на улучшение состояния, дают кратковременный результат. Средства в виде лечебных мазей приносят облегчение ненадолго и не способны радикально исправить ситуацию. В конце концов, дискомфорт усиливается, подвижность теряется, а состояние суставов начинает стремительно ухудшаться, приводя к деформациям. А от этого недолго и до инвалидности.

Пантогор дарит уникальную возможность полностью изменить эту ситуацию, забыть о боли и ограничениях, вылечить болезнь.

Как действует Пантагор

Суставы болят по разным причинам.

Возрастные изменения, нехватка нужных веществ из-за неправильного питания, травмы, избыточный вес и так далее. Суть в том, что прослойка в виде хряща, по какой-либо причине истирается, становится тонкой, теряет эластичность и уже не способна защитить концы суставных костей от трения и износа.

Мало того, что это больно, в долгосрочной перспективе такая проблема приводит к видоизменению костей, обездвиживанию и инвалидности. Большинство средств низкоэффективны как раз потому, что просто маскируют неприятные ощущения. Снимают боль, но не решают саму проблему.

Пантогор действует иначе. Он запускает регенерацию ткани, заставляя межсуставную прослойку восстанавливаться.

В результате использования геля Пантагор, проходит боль, повышается иммунитет, устраняются воспалительные процессы, тормозится развитие болезни.

Гель помогает избежать катастрофического разрастания проблемы и спасает от перспективы стать инвалидом.

Курс использования геля составляет 1,5 месяца. Как правило, этого достаточно для полного устранения проблемы.

Особенности состава геля

Пантогор имеет абсолютно природный состав, поэтому он совершенно безвреден и может применяться кем угодно. Единственное противопоказание – индивидуальная непереносимость какого-либо компонента.

Основа препарата – панты канадского марала. Дополненный экстрактами из лечебных растений, Пантагор стал уникальной разработкой учёных.

В него входят:

  • Вытяжка маклюры – противостоит воспалениям, активизирует иммунитет, защищает от вреда причиняемого канцерогенами, успокаивает и обеззараживает поражённые участки ткани;
  • Гарпагофитум распростертый или Коготь Дьявола – снимает боль и отёк, возвращая суставам способность двигаться легко и безболезненно;
  • Вытяжка адамова корня – обладает дубильными веществами, что позволяет укрепить и сделать ткань хряща более эластичной.

    Усиливая кровообращение в зоне болезни, вытяжка выводит токсины и продукты жизнедеятельности вредоносных бактерий. Тем самым снимаются воспалительные процессы и сустав оздоровляется.

  • Экстракт золотого уса содержит флавониды. Именно они эффективно останавливают и сводят на нет, разрастание патологических процессов.

Активная формула из этих компонентов запатентована под кодом PSSJ 800.

Клинические испытания

Гель Пантогор прошёл клинические испытания. В исследованиях принимали участие более 2500 человек, и результаты оказались значительными.

  • Почти сразу после применения прошла боль;
  • Ко второй недели курса наметились первые признаки восстановления хрящевой ткани;
  • В конце курса, более чем у 90% принявших участие в эксперименте, полностью исчезли симптомы болезни.

В процессе эксперимента не было зафиксировано ни одного случая аллергии или возникновения побочных эффектов.

Пантагор был признан высокоэффективным, безопасным средством, обладающим уникальной способностью восстанавливать ткань хряща.

Способ применения

Случаи непереносимости Пантагора очень редки, и продиктованы личной непереносимостью какого-либо компонента.

Курс занимает 1-1,5 месяца, это около 4 упаковок геля.

Способ использования привычен: небольшое количество геля следует выдавить на ладонь и массажными движениями втереть в больной участок. Процедуру выполняют до трёх раз в сутки. Первые положительные результаты можно почувствовать уже через неделю применения.

Отзывы пациентов

Препарат вызвал множество положительных откликов.

Статистика отзывов показала, что практически все кто пользовался гелем, ощутили следующие улучшения:

  • Прошла скованность движений по утрам;
  • Вернулась гибкость и подвижность;
  • Исчезли боли;
  • Улучшилось общее самочувствие;
  • Отёчные явления полностью прошли;
  • Не стало хруста и прострелов.

Сам по себе гель так же вызвал положительную реакцию. Отмечалась приятная текстура и аромат, удобная для нанесения консистенция, быстрая впитываемость. Пантагор не оставляет следов на одежде, не вызывает дискомфорта при применении. Многие отмечали, что порекомендовали бы препарат своим знакомым.

Пантагор в Аптеках

Заказ геля Пантагор не займёт много времени. Надёжные поставщики в Грозном гарантируют защиту от риска приобрести поддельный продукт.

Каждая упаковка имеет собственный уникальный код и сертификат.

Узнать подробности о самом геле, а также о способах покупки, оплаты и доставки можно у консультантов.

Нас часто спрашивают, где можно заказать средство Пантогор в Грозном и сколько стоит препарат? Его стоимость, а также о том, кто производитель и какова инструкция по применению - ответы на эти вопросы можно найти на нашем сайте. Мы подробно написали про самое эффективное средство, которое лучше справится с проблемой, а также какими лекарствами лечить разные стадии проблемы.

Какая мазь самая действенная, какой крем помогает для профилактики - всё это читайте в наших статьях, а оригинальные препараты можно заказать через интернет-аптеку.

Отзывы

Аноним

Спешу рассказать о своей первой попытке обслуживания в данной интернет-аптеке. Эффективного для меня лекарственного средства, было ощущение, что фармацевты до сих пор и не придумали. То, что прописывали доктора, не приносило никакого облегчения: проблема только усугублялась. Обратить внимание на продукты, предлагаемые в Сети, меня подтолкнули родственники. Мне очень повезло, потому что найденное лекарство оказалось единственным эффективным для меня. Об онлайн-аптеке тоже могу высказать лишь позитивные мысли.

Лояльная ценовая политика – её главное преимущество. Все товары тут реализуются по цене производителя. Что касается конкретно моего средства, его в рознице найти невозможно. На похожих ресурсах оно встречается, однако существенно дороже, и не исключено, что подделка. Здесь же тревожиться об эффективности лекарств не стоит: все препараты сертифицированы. Чтобы не было сомнений в этом, лучше всего запросить подтверждающие бумаги по скайпу или почте.

Покупка оформляется очень просто: для подтверждения нужен лишь номер мобильного. Минут через семь мне позвонили. На каждый мой вопрос консультант дал исчерпывающие и содержательные ответы.

Особенно меня интересовала оплата. Сотрудник зафиксировал мои пожелания и поблагодарил за выбор их аптеки. Доставлялся долгожданный заказ сравнительно недолго. Посыльный прибыл в назначенный срок и вручил посылку лично мне. Позаботились в компании также об упаковке. Непрозрачная бумага, симпатичная коробка, которая не пропускает свет – всё в комплекте и ничего не помялось. Замечательно, что по внешнему виду нельзя узнать о начинке бандероли.

Имею только прекрасные впечатления о покупке! На сайте предлагается ассортимент, которого нет в других местах, цены очень даже доступные, а обслуживание вежливое и профессиональное. Все интересующие моменты не сложно разузнать у консультанта. Уже прошёл второй месяц со дня доставки посылки.

В ассортименте интернет-аптеки обнаружено еще некоторое количество полезных для меня препаратов, поэтому теперь планирую купить сразу 3–4 позиции. Буду не расставаться с сайтом и в будущем и рекомендовать его всем знакомым.

Все отлично

Вспоминаю времена, когда требовалось пробежать, почти весь город в поисках нужного препарата. Это тяжело, особенно если не располагаешь временем на такие походы или сильно болеешь, а ведь еще необходимо удостовериться: имеется ли в наличие и сравнить стоимость, чтобы потом приобрести дешевле.

Сегодня — это делать совсем ненужно.

Существует возможность, сидя дома, заказать все требуемые медикаменты, в течение нескольких минут и гораздо дешевле. Требуется шагать в ногу со временем, 21 столетие, как никак. Искал лекарственное средство Пантогор по привлекательной цене в Грозном и случайно зашел на сайт этой аптеки. Прикинул: цены на портале, огромный выбор, условия получения и получилось, что в этой аптеке заказывать лекарственные средства очень выгодно.

В этой аптеке все сошлось: разнообразный ассортимент медицинских препаратов, стоимость лекарственного средства(от прилавка до покупателя) и его получение.

Пользуюсь на сегодня только услугами данной аптеки, узнал все ее плюсы и минусы. Готов утверждать: отрицательных сторон не нашлось и это прекрасно.

Об их достоинствах можно говорить не переставая, а лучше испытать на себе. В общем все нравится. Определенно, на года ваш регулярный покупатель. Огромная вам благодарность.

Родом из Серебряного века

Первая полоса

Родом из Серебряного века



Подобная дата поневоле вынуждает к попыткам поиска каких-то «знаков судьбы», исторических предзнаменований…


Несмотря на то что зимой 1915 года Русская армия вела ожесточённые бои и в Карпатах, и на Кавказе, жизнь искусства в империи отнюдь не замерла.

Именно тогда в январе–феврале в Царском Селе начали проводиться регулярные кинематографические сеансы для их императорских величеств, их детей и особ свиты. В феврале же на экране практически одновременно дебютировали Осип Рунич и Витольд Полонский – два жгучих красавца, немедленно возведённые в титул «королей экрана». А аккурат накануне того дня, когда в тихом провинциальном городе Козлове в семье военного капельмейстера Михаила Зельдина родился сын, Московский Камерный театр, молодой, лишь два месяца назад образованный, показал свою четвёртую по счёту премьеру – «Веер». Гольдони. В спектакле, как вспоминали впоследствии его участники и зрители, вовсю «звучали задор и озорство» и весело постукивали по сцене «разноцветные каблуки героев», звук которых во многом и создавал праздник «живого, радостного зрелища».


Владимир Михайлович Зельдин связывает нас с Серебряным веком не только в силу факта своего рождения, поистине мафусаилова – для активно действующего артиста – возраста. Беспримерная эпоха в истории отечественной культуры воочию живёт и дышит в нём, в его ролях, в его отношении к профессии. Идеалы рыцарского служения искусству, которые, вероятно, были впитаны им при рождении и из домашней атмосферы и – шире – из разлитого воздуха времени, Зельдин пронёс через долгие, зачастую мало способствовавшие такому «идеализму» годы. Они неизменно проглядывались во всех созданных исполнителем образах: от пастуха Мусаиба и учителя танцев Альдемаро до «Человека из Ламанчи», которого артист феноменально преподнёс нам пять лет назад, к своему 90-летию.


…4 (17) 1915 года в большом зале ресторана «Прага» – то есть именно там, где девять десятилетий спустя Владимира Михайловича будут чествовать за его Дон Кихота, – состоялось мероприятие, означенное как «капустник кинематографических деятелей».

Один из его участников – владелец фирмы «Нептун». С. Антик – тогда призвал своих коллег «стремиться не к сенсационности, а к художественности». Попробуем услышать этот призыв применительно к «случаю Зельдина». Не будем впадать в ажитацию, вспоминать о Книге Гиннесса и тому подобных суетных вещах.


Скажем проще: русский артист Владимир Зельдин, празднующий сегодня 95-й день рождения, уже послезавтра готовится отметить его выходом на сцену родного Театра Российской армии в главной роли в премьерном спектакле. Название его говорит само за себя: «Танцы с учителем».


Прокомментировать>>>



Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 2 чел.

12345




Творческое и ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ долголетие


Браво, добрый и вдохновенный наш долгожитель всея Руси Владимир Михайлович! Дай Вам Господь Бог доброго здравия, душевного и телесного, еще на многая-многая лета! И если в России нынешний, каждый третий молодой и пожилой человек будут такими, как Владимир Михайлович, то никаким янкам и китайцам не придёт в голову взять нас "голыми руками" или "закидать шапками"... Замечательная публикация! С доброй перспективой!


В дар Филиппинам

Первая полоса

В дар Филиппинам

ПУШКИН.

ДЕНЬ ПАМЯТИ



29 , в день смерти великого русского поэта по старому стилю, в Маниле (Филиппины) состоялось торжественное открытие памятника. С. Пушкину. памятника – скульптор Григорий Потоцкий. На открытии присутствовали Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ на Филиппинах. Я. Воробьёв, губернатор, мэр города Манилы господин Альфредо Лим, министр иностранных дел Филиппин, президент парламента Филиппин Хуан Понсе Энриле, экс-президент парламента Мэнни Виллар. Именно последний в 2009 году посетил мастерскую скульптора, и в результате встречи появилась идея установить памятник. С. Пушкину в Маниле.


Ольга БАРЭ


Материалы к дню памяти. С. Пушкина:

Михаил ФИЛИН


     Прощание с царём 1


Валерий ЯРХО


     Показания тайного свидетеля 2


В..


     Союз двух родственных стихий 3

на стр. 4, 6, 8


Прокомментировать>>>



Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 2 чел. 12345



Спасительный ориентир

Первая полоса

Спасительный ориентир

ЧЕХОВ –150

«Национальной науки нет, как нет национальной таблицы умножения». Этот чеховский афоризм применим и к чеховедению. Творчество великого писателя по-прежнему интересно представителям разных стран, конфессий, идеологий.


Об этом говорит уже тот факт, что заявки на участие в международной конференции «А. П. Чехов и мировая культура: взгляд из XXI века», которая прошла на филологическом факультете МГУ им.

М. В. Ломоносова, поступили от 130 учёных из 17 стран. Cреди почётных гостей были Жаклин де Пруайяр (Франция), Нобуюки Накамото (Япония), Хайнц Зетцер (Германия) и многие другие.


На пленарном заседании завкафедрой истории русской литературы, профессор. Б. Катаев заметил, что слава Чехова достигла поистине планетарных масштабов. Но сколько неожиданных поворотов было на пути постижения русского классика «от Канады до стран Тропической Африки, от Австралии до Скандинавии, от Японии до Балкан»! По словам Катаева, причиной мирового признания является то, что Чехову интересен «каждый человек» и в «глобализованном, транснациональном пространстве» именно это видится «спасительным ориентиром».


Не раз звучало: да, Чехов признан, но в какой мере он понятен современному миру? Образ Чехова словно постоянно «скрывается» от слишком пристального взгляда. Взять хотя бы проблему перевода, которой было посвящено немало докладов. Как заметила Н. Э. Додонова (Таганрог): «Чехов – мастер неологизмов, парадоксальных тонкостей». Конечно, буквальный перевод многих абсолютно чеховских фраз («загнуть что-нибудь этакое поцицеронистей», «опсихопатиться до мозга костей», «внутри всё сарайно как-то») на иностранный язык невозможен. Однако исследовательница убеждена, что «красота и глубина чеховской идеи» находит адекватное восприятие в рамках других культур.


Ещё одна проблема – обилие мифов вокруг образа Чехова. В массовом сознании трудно совмещаются, в частности, Чехов-пессимист с его усталыми героями и – искрящийся юмором жизнелюб.. В. Бакунцев в своём докладе «Чехов и Бунин смеются…» поведал, что «никто… так не умел смешить Антона Павловича, как Бунин, когда он был в хорошем настроении».


Профессор. А. Клинг (Москва) говорил о краткости и экономности чеховской прозы, сжатости времени в его произведениях.


Профессор. Е. Хализев исследовал ещё одну, казалось бы, неожиданную тему, связанную с восприятием творчества писателя. Тема эта – ненависть к Чехову. По мнению исследователя, в XX веке прослеживается не только «чеховиана», но и «античеховиана». Кроме Ахматовой были названы Анненский, Кузмин, Ходасевич, Мандельштам, Цветаева.

Это отторжение, полагает Хализев, происходило потому, что Чехов с его неукоснительным императивом гуманности в эпоху, ознаменовавшуюся мощным влиянием Ф. Ницше, мешал очень и очень многим…


Но даже эти «несовместимости» говорят об удивительном свойстве чеховского творчества: пробуждать совесть негромким голосом правды, провоцировать на диалог и спор. Вот и прошедшая конференция – яркое тому свидетельство.


Фёдор ЕРМОШИН


Прокомментировать>>>



Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 2 чел. 12345



Вдохновитель «Рукопожатия»

Первая полоса

Вдохновитель «Рукопожатия»

ПОЗДРАВЛЯЕМ!



Решением учёного совета Литературного института им..

М. Горького звание почётного доктора присвоено давнему другу «ЛГ», вдохновителю российско-болгарского приложения «Рукопожатие» историку и философу Панко Анчеву.


Прокомментировать>>>



Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 2 чел. 12345



Московский вестник

Первая полоса

Московский вестник



Издревле празднование Масленицы считалось обязательным. Встречать весну и провожать зиму москвичи начали 8 .

«Как в Москве поведётся, так в России отзовётся». Широкая масленица – поистине молодёжное зимнее гулянье с катанием на горках и поеданием блинов. На Васильевском спуске будут выступать артисты, а блины и чай желающие получат платно.



В обновлённом Хоровом зале Государственного академического Большого театра прошёл первый пробный концерт. Впервые за последние 5 лет Большой театр, в котором продолжается масштабная реконструкция, открыл свои двери для молодых исполнителей и любителей музыки.



Фотогалерея имени братьев Люмьер показала выставочный проект, подготовленный к 100-летию замечательного московского фотографа Наума Самойловича Грановского.

Юношей он приехал в Москву и начал работать в пресс-клише ТАСС. Так с конца 1920 до 1980 года он успел запечатлеть историю Москвы. На его снимках можно найти двухэтажную старую Москву, прифронтовую столицу


и строительство высоток МГУ, МИДа…


Прокомментировать>>>



Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 2 чел. 12345



Некающиеся недворяне

События и мнения

Некающиеся недворяне

ОЧЕВИДЕЦ

Анатолий МАКАРОВ



Ведущие популярной телепрограммы, дамы одарённые, успешные, непринуждённо светские и в силу этого как-то особенно победительно уверенные в себе, интересуются у своего гостя, джентльмена, что называется, того же круга, его креативными замыслами.

Он уклончиво и обтекаемо рассказывает о некоем «проекте».


– И вы что, надеетесь, что в этой стране можно его осуществить? – с сочувственной свойской иронией любопытствует младшая ведущая. А старшая поясняет снисходительно, что считает наше отечество великим искажателем всех здравых идей человечества.


Ну, считает и считает, как говорится, не запретишь. Я, правда, могу с неменьшим основанием предположить, что великие замыслы так или иначе искажались в любых точках земного шара, но дело не в этом. Дело в том, что в самом тоне этих мимолётных реплик слышатся великолепное пренебрежение, снисходительный снобизм, такая, откровенно говоря, барская спесь, которая позволяет уразуметь, насколько нынешняя элита далека… не хочется выражаться ленинскими словами «от народа», но во всяком случае, от всех своих живущих обыкновенной жизнью соотечественников.


Я понимаю, что понятие это многозначное и плохо поддающееся конкретному определению. Подразумеваю под ним некую общность людей, как-то особенно естественно, удачно и благополучно вписавшихся в условия нашего нынешнего бытия. Так скажем, любимцев удачи, которые в своей завидной судьбе видят торжество исторической справедливости.


Конечно же, такого рода люди никогда особой близостью к народу не отличались. Во вкусах своих, пристрастиях и симпатиях на его нужды не слишком ориентировались. И мнением его, не говоря уж о любви, столь уж трепетно не дорожили. И всё же осталась в истории некая когорта подвижников, прозванных «кающимися дворянами», которым беспросветные тяготы простого люда мешали беззаботно наслаждаться жизнью.

Над ними посмеивались, порой считали их не от мира сего, но стихийно уважали.


Сейчас все страты нашего преуспевающего общества варятся в собственном соку. Шоу-бизнес перманентно что-то празднует, пируя в одной и той же избранной компании одновременно на всех каналах. Владельцы заводов, газет, пароходов (точнее, современных яхт, по сравнению с которыми былые пароходы так, прогулочные катера) устраивают для своих недорослей в Швейцарских Альпах, чтобы далеко не ходить, филиал Московского университета. Бюрократы, с удовольствием заступая на новую должность, без стеснения намекают, что красиво жить им отныне и вправду не запретишь.

И ниоткуда, ни с полусветского банкета, ни с совета директоров, ни, как говорил один мой редактор, из высоких кабинетов не доносится внятных сигналов озабоченности нашей с вами обыденной судьбой.


Ну ладно, такая забота – это прерогатива ярких свободомыслящих личностей, типа упомянутых в начале колонки дам. Однако и их злоязыкая оппозиционность, очевидно, имеет целью отстоять интересы всё той же элиты. Горько рассуждают о засилье власти, о поруганной демократии, но если вдуматься, подразумевают под ней права и блага преуспевающих господ, а не тех «ста сорока миллионов бездельников», как публично характеризует знаменитая правозащитница всех своих компатриотов чохом.

Не у каждого, понятно, хватает бесстыдства и темперамента, чтобы рассуждать подобным образом, но логика везде ощутима та же самая. Популярна, например, тема некоей особо зловредной российской завистливости. В других, мол, краях своих богачей на руках готовы носить, а у нас – на спичках сжечь. Насчёт всемирной любви к магнатам и воротилам можно долго спорить, позвольте лишь заметить, что нигде, кроме как в нынешней России, они давно своими миллиардами не кичатся, – это во-первых. А во-вторых, там природа их медленного и долгого обогащения более или менее оправданна в общественном мнении, чего не скажешь о мгновенном и беспардонном в наших палестинах.


Оно без преувеличения прослыло в народе расхитительством и опять же под прикрытием высших идеалов молниеносно произошло в девяностых годах, которые теперь именуют «лихими». Вот это тоже возмущает пламенных либеральных публицистов.


Благородная писательница полагает, что именно в девяностые граждане воспряли. Строго говоря, воспряли они несколько раньше, в конце восьмидесятых, а в девяностых, скорее, вновь ссутулились под гнётом внезапного обнищания, бандитского разгула, наглой коррупции, взаимного национального озлобления и утраты того, что Фазиль Искандер называет «сюжетом существования».


Писательница перечисляет имена достойных личностей, которые в это время заслуженно возвысились. Кто же спорит, но разве неизбежно было, чтобы это справедливое возвышение сопутствовало унижению ещё большего числа достойных людей? Ведь это они, скромные и бескорыстные, не умевшие и не желавшие хапать, могли бы стать опорой подлинного гражданского общества, деятельного и милосердного, а их новые хозяева жизни беспардонно выперли – кого искать счастья за рубежом, а кого и вовсе на обочину жизни.


Не хочу быть неблагодарным: мне именно в девяностые открылся большой мир, о котором прежде я мог только мечтать.

Что ж, видимо, и я, грешный, на какой-то момент прикоснулся игрою случая к избранному сословию. Но при этом без всякого лицемерия сознаю, что для многих моих сограждан большой мир сузился как в географическом, так и в профессиональном и социальном смыслах. Каюсь, долгое время безотчётно не хотел этого замечать и злился на тех, кто мне на это указывал. Теперь на меня злятся те, кто до сих пор беспечно закрывает на это глаза.

ЗЕВСограммы

Кто, добившись благоденствия в «этой стране», постоянно корит здешний народ за долготерпение и нежелание бунтовать. Интересно, надолго ли хватит их благоденствия, если он, не дай бог, взбунтуется?


Только не спешите искать в этих строках призыва к советскому реваншу. Смею заверить, что не тоскую ни по брежневским очередям, ни по хрущёвскому волюнтаризму, ни тем более по сталинскому террору. Тоска моя отдаёт, скорее, идеализмом: мне хотелось бы дожить до тех времён, когда признаком избранности будут восприниматься ум, талант, неутомимая деятельность на всеобщее благо, а не длина автомобиля, не количество мордоворотов-охранников и не попсовая настырная «звёздность».

Когда в оппозиционных ламентациях и призывах послышится явственная боль за униженных и оскорблённых, а не спесивая разобиженность на разлюбивший тебя народ.

Точка зрения ов колонки может не совпадать с позицией редакции


Прокомментировать>>>



Общая оценка: Оценить: 4,4 Проголосовало: 9 чел. 12345




... Лишние люди в "этой" стране...


Г-н Макаров как всегда смертельно рискует, наделяя неких дам "великолепным пренебрежением, снисходительным снобизмом," и кое-чем ещё. Эти "риски" тем более оправданы с любого боку, ведь там "не спешите искать... призыв к советскому реваншу". Потому как если "поспешить", то имя той самой дряни будет не "барство", как нам того желает г-н Макаров, а самое что и на есть лакейство, которое мы имеем на самом деле.

Впрочем, г-на Макарова можно понять - ведь речь неким потусоронним образом идёт о неких многосторонних дамах, а здесь "ревашей" не бывает....




- Евгений Яковлевич Голоднов пишет:


Надо пройти и это...


Согласен с ом, особенно вот в этом:" Тоская моя отдаёт, скорее, идеализмом..." и т. п. Видимо, Господь попускает пережить россиянам и этот тяжкий период, затянувшийся с ельцинских 90-х..." Который отдаёт чем-то от дней умирания Великой Римской империи, угасания Византии... Думаю, главное в том, чтобы из этого срама достойно выйти. А чтобы выйти, видимо, большинству граждан России необходимо покаяться! Грядёт ПРОЩЁНОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ.

Вам Бог простит, простите и вы, Христа ради.


Заколдованное место

События и мнения

Заколдованное место

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ



Сейчас, когда пишутся эти строки, во втором туре президентских выборов на Украине побеждает Виктор Янукович. Другой кандидат, Юлия Тимошенко, отстаёт от него совсем немного. И эта ситуация вроде бы обещает неминуемую юридически-митинговую борьбу. На какой срок? Кто ж его знает. Если мыслить логически, то на сравнительно короткий – украинское «суспiльство», то есть общество, не выглядит сегодня настроенным на серьёзную бузу, как пять лет назад во времена оранжевой революции. Да и Запад не выказывает особого желания вмешиваться в ситуацию на стороне «демократических» сил, представителем которых декларирует себя Тимошенко.

По идее в сложившейся ситуации всё должны решить закулисные торги олигархических и политических сил, стоящих за кандидатами. Но опять же в украинском политикуме всё делается не так, как где-либо ещё…


Так что будем посмотреть, как говорят в Одессе.


А пока отметим вот какой момент. Янукович получил на этих выборах практически столько же голосов, сколько и пять лет назад во втором туре, результаты которого были отменены неконституционным образом. Тимошенко сейчас получила столько же, сколько тогдашний кандидат оранжевых Ющенко.

И это чрезвычайно показательно. Пять лет назад оранжевая сила была на подъёме, она торжествовала, сегодня она вроде бы дискредитирована, в загоне, о чём свидетельствуют жалкие несколько процентов, набранных Ющенко в первом туре, а вот поди ж ты – подхватившая самые одиозные националистические идеи Тимошенко, чьё премьерство можно назвать катастрофой для экономики Украины, получает практически половину голосов. То есть за неё проголосовали только потому, что она – «свой» кандидат, а Янукович – враг. За прошедшие годы ничего не изменилось.


Украинская политика в нынешнем виде застряла в этом нединамическом равновесии и выглядит не способной двинуться с сего заколдованного места. Украинские политики не знают, что делать с разделённостью страны. Янукович, когда был премьером, делал вид, что этой разделённости не существует.

Ющенко проводил столь пещерную украинизацию «вражеской» территории своей страны, что даже поддерживавшая его Европа стала воротить нос.


Знают ли, что делать с этой проблемой на посту президента, Янукович или Тимошенко? Спросите об этом граждан Украины и услышите, скорее всего, в ответ весьма забористое словцо.


Как там у Гоголя? «Земля славная!.. Но на заколдованном месте никогда не было ничего доброго. Засеют как следует, а взойдёт такое, что и разобрать нельзя: арбуз не арбуз, тыква не тыква, огурец не огурец… Чёрт знает, что такое!»


Илья ВИХАРЕВ


Прокомментировать>>>



Общая оценка: Оценить: 4,0 Проголосовало: 4 чел.

12345



Олимпийский дискурс

События и мнения

Олимпийский дискурс

ОЛИМПИАДА-

Алексей ПОЛУБОТА



Человечеству нужны мифы. Красивые, величественные. Ведь они помогают нам, как барону Мюнхгаузену, время от времени вытягивать себя за волосы из болота повседневности, напоминают о великих, скрытых в человеческой природе возможностях. Именно поэтому идея французского педагога и общественного деятеля Пьера де Кубертена о возрождении Олимпийских игр менее чем за два десятилетия покорила «просвещённый» мир. Спустя 15 веков после того, как Олимпийские игры были объявлены языческими и запрещены, они подёрнулись красивой мифической дымкой.

А между тем кто сегодня может твёрдо утверждать, что в дни античных состязаний никогда не лилась кровь и непримиримые враги, сидевшие на трибунах стадионов, не плели интриг друг против друга?

Деятели, стоявшие у истоков нового олимпийского движения, мечтали, что Игры, правила которых позаимствованы у древних, гармоничных, как принято считать, греков, помогут сделать современное, поражённое рознью и разладом человечество хоть немного более цельным, здоровым нравственно и физически.


Получилось не очень. Сегодня по прошествии более чем 100 лет об этом можно сказать уверенно.

Чего стоит одна только затянувшаяся олимпийская пауза в 1936–1948 годах. Думаю, не стоит объяснять, почему в этот период не проводилось главных спортивных игр планеты. А как не упомянуть иезуитский замысел господина Саакашвили со товарищи, открывших шквальный огонь по Цхинвалу аккурат накануне Пекинских игр?! В подноготной практически каждой Олимпиады можно найти судейские «странности», выпады оскорблённых самолюбий, политические интриги.


Отцы-основатели мечтали и о том, что обновлённая Олимпиада поможет преодолеть «национальный эгоизм» в спорте. О чём сегодня думают во всех странах и на всех континентах в первую очередь, когда говорят об Олимпийских играх?

Правильно: о неофициальном общекомандном зачёте. О том, на каком месте окажется «моя страна».


Нельзя запретить человеку попытаться доказать, что он лучший. И он будет пытаться это делать. Лучше уж в спорте, где важна не только сила той или иной группы мышц, но и дух. Тот самый, который позволил команде Советского Союза, которую на Западе считали чуть ли не аутсайдером Игр 1952 года – откуда в разорённом и обескровленном после страшной войны СССР взяться великим спортсменам? – занять первое место в неофициальном зачёте. С высоты этого места нас потом за единственным исключением 1968 года не удавалось «спихнуть» в течение четырёх десятилетий.


Увы, нынешние спортивные «генералы», ответственные за подготовку российской олимпийской команды, на дух, на чувство патриотизма уповают всё меньше. Приоритет отдаётся иным стимулам.


– Буквально накануне Игр начинают обещать спортсменам «золотые горы». Надеются, что таким образом восполнят недочёты в подготовке команды. Тратятся огромные деньги на поощрение чемпионов. Сегодня только за «бронзу» обещают больше полутора миллиона рублей. Это не считая бесконечных подарков от властей всех уровней и спортивных федераций, – говорит энтузиаст олимпийского движения, член оргкомитета Московской олимпиады-80, нескольких книг об олимпийском движении Виктор Лукьянов. По его мнению, коммерциализация подвела Игры вплотную к дискредитации олимпийской идеи.


Кстати, на исходе античности олимпиоников тоже начали задаривать, увековечивать в бронзе и граните, делать членами народных собраний – примерно как мы сейчас выбираем их депутатами Госдумы. Их даже обожествляли. Всё это привело к постепенному угасанию тех Игр.


Сегодня олимпийское движение можно сравнить с бесконечно надуваемым финансовым пузырём. Если так и дальше будет продолжаться – он довольно скоро лопнет. Помните, когда американцы в 1996 году стали «продавать» каждый километр эстафеты олимпийского огня, греки сильно возмущались. А на следующей Олимпиаде в Афинах сделали то же самое.


Да, когда большие и не очень чистые деньги вторгаются на олимпийскую «территорию», хорошего не жди.

Эксперты всё чаще поговаривают о том, что успехи китайцев на Пекинской олимпиаде объясняются огромными средствами, которые потратили учёные Поднебесной на разработку новых допинговых препаратов, которые пока не научились находить в крови спортсменов.


Хочется верить, что на этом фоне призыв патриарха Кирилла к нашим олимпийцам: «Будьте сильными духом!» – не пропадёт втуне. Как и благословение российской сборной, прошедшее в начале в храме Христа Спасителя. Жаль только, что в это время большая часть российской команды уже тренировалась в Ванкувере…


Прокомментировать>>>



Общая оценка: Оценить: 4,3 Проголосовало: 3 чел.

12345




ИЗВИНИТЕ, БОЛЬШЕ НЕГДЕ ПОМЕСТИТЬ ВОПРОС: ЧТО ПРОИСХОДИТ? ИСПОЛНИЛОСЬ 65 ЛЕТ СО ДНЯ НАЧАЛА ОДНОГО ИЗ ВАЖНЕЙШИХ СОБЫТИЯ В МИРОВОЙ ИСТОРИИ -- ЯЛТИНСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ. И В "ЛГ" - НИ СЛОВА?


Далёко-далёко

Новейшая история

Далёко-далёко

Почему в Советскую Гавань не заходят корабли и не идут поезда



Слишком медленно государство и общество разворачиваются лицом к своему окраинному Востоку. Гораздо быстрее в эту сторону перемещается центр мировой политики, экономики. На кону богатейшее жизненное пространство от Байкала до океанических берегов. Как сохранить укоренившийся здесь русский народ, чтобы наши внуки и правнуки почитали восточные земли исконной родиной?

Официальным ответом на этот вопрос можно считать опубликованную властью Стратегию развития Дальнего Востока в единой увязке с Забайкальем, Бурятией и Иркутской областью. Однако в отдалённых глухих районах жизнь зачастую опровергает стратегические замыслы.


От обитателей краевой глубинки то и дело приходится слышать: «Пока Хабаровск с Владивостоком растут и красуются, всё вокруг опустошается и пакуется. Даже в Комсомольске-на-Амуре, где заводы дают столько продукции и местных налогов, ничего толком не строится. Чем дальше от краевого центра, тем ниже зарплаты и выше цены. Словно комсомольчане, охотчане, ульчане – изгои. Ради кого тогда, спрашивается, столько добровольцев, военных и заключённых полегло в эту землю?»


В ответ, конечно, можно изложить обнадёживающие известия из Ванинского района – о реконструкции железной дороги, о вводе в строй первой очереди угольного портового терминала и лесоперерабатывающего комплекса… Но около Ванина свободных морских бухточек под новые терминалы практически не осталось, да и те, что есть, – чересчур мелководны.


Единственный выход – в соседний залив Советская Гавань, который со своими глубинами подходит под суда любого водоизмещения и дедвейта. При желании здесь можно разместить второй Сан-Франциско. Сейчас от Владивостока до Магадана – а это без малого три тысячи километров – ни одного солидного портового города. За неимением мощного портового центра в нашем Приморском крае основная часть его населения стекается в горячо любимый нами Хабаровск, который после упадка многих заводов и технических институтов просто не в состоянии генерировать освоение и заселение огромной краевой территории.


Первым шагом по выходу из этого опасного тупика стало одобрение Министерством экономического развития России планов по созданию первой в стране портовой особой экономической зоны (ПОЭЗ) на побережье залива Советская Гавань.

Основная задача – наладить перевалку и обработку грузопотоков между западом и востоком России, Россией и Азиатско-Тихоокеанским регионом, АТР и Европой. Годовой грузооборот в заливе Советская Гавань от нынешних трёхсот тысяч тонн возрастёт в таком случае в десятки и сотни раз.

Главное, чтобы первыми от инвестиционного бума выиграли местные жители, предприятия, муниципальный бюджет, чтобы финансовые потоки не уходили на 90 процентов в Москву, Хабаровск и за рубеж, а обосновавшиеся здесь компании выплачивали налоги не в столицах и не в офшорах, а по месту работы. Международные портовые функции преобразят Советскую Гавань в комфортный продвинутый город. Сам Советско-Гаванский район с его дивной природой идеально подходит для его заселения нашими соотечественниками. По наблюдениям старожилов, местный климат стал значительно мягче, появились даже теплолюбивые ежи, которых здесь отродясь не видели.


От таких планов захватывает дух. С одной оговоркой: в 90-е годы скороспелые особые зоны в Читинской области и в Находке ничего, кроме офшоров и контрабанды, не дали. Из-за отсутствия людей и законов, способных постоять за национально-государственные интересы.


Аккуратный рабочий город Советская Гавань и близлежащие к нему поселения, расположившись полукругом на лесистых склонах окружающих сопок, любуются магическим водным зеркалом на прямой видимости друг от друга.


Уступив сначала японцам, а затем китайцам Маньчжурию, которая никогда им не принадлежала, советская власть взялась за освоение всего хабаровского поморья.

Будущее посёлка казалось безоблачным, однако с конца 20-х он становится базой ГУЛАГа, и число заключённых стало перевешивать вольное население…


В середине 80-х, когда Советская Гавань замыкает на себя две железные дороги – седой Транссиб и новенький с иголочки БАМ, – Москва повторно принимает решение: «Судостроительному гиганту в заливе быть!» и планирует на месте тридцатитысячного населённого пункта полноценный портовый город со стапятидесятитысячным населением.


И это только на первом этапе. Благое дело погубила воровская приватизация. Вся производственная система Советско-Гаванского узла, при которой судоремонтные заводы обслуживали гражданские суда и военные корабли, пошла под откос.

Освободившись от надзора КПСС, красные директора и их первые сменщики отличились махровым пьянством и папуасской распродажей доверенных им предприятий.


Либерализация закрытого прежде порта позволила построить частный причал для экспорта круглого леса, который после повышения лесных пошлин бездействует. Зато появились настоящие предприимчивые организаторы производства во всех отраслях советско-гаванской экономики.


Пассажирский поезд из Хабаровска до Советской Гавани не идёт. Ссаживают на станции Сортировочная – за двадцать километров до городского вокзала. Проводники пожимают плечами: дескать, тянуть вагоны с людьми через горбатые сопки двумя локомотивами железнодорожникам стало невыгодно.

Зато грузовые составы – пожалуйста.


Въезжаем в уютный ухоженный городок с оживлённым автомобильным движением и изобилием коммерческих фирм. Возле центральной площади в ожидании клиентов сверкают хромом десятка три иномарок с жёлтыми шашечками такси. Больше, чем перед хабаровским «Интуристом». Многие таксисты – из бывших морских волков – мечтают тряхнуть стариной, однако рыбный и транспортный флот из года в год тает.


Помыкавшись без любимого дела, судовой механик Юрий Горбунов родом из Курска, с тридцатилетним морским стажем решил вернуться на запад вслед за дочерью и женой. «Была бы работа с приличной оплатой и в целом хорошие перспективы, я бы остался. Природа здесь замечательная, виды великолепные, климат хороший, – вздыхает Юрий.

– И всё же старость хочется встретить в уютном месте. Портовая зона могла бы многое изменить. Но сколько её ждать? Скоро не останется судовых механиков и пароходы не смогут ходить в море».


Сам Юрий после разгрома флота поработал в корейском порту Пусан, где на его глазах поднялись 12-этажные холодильники под нашу рыбу.


Что же гонит рыбопромышленников и морских капитанов подальше от родных берегов? Представители рыбных судовладельцев с зарубежным базированием с условием неразглашения их фамилий ссылаются на более качественный быстрый ремонт и бесперебойный сбыт морского улова в китайских и корейских портах. В России бешеные накрутки торговых сетей и огромные расстояния до основных потребителей.


Одному из моих собеседников пришлось отказаться от рыбопереработки в первую очередь из-за отсутствия нормальной системы сбыта в России. Торговые компании, скажем Урала, его продукцию брали только на длительную реализацию, с бешеными накрутками и без гарантированного расчёта. В Корее за рыбу рассчитываются в течение трёх банковских дней. Зато в наших портах стало невозможно продать рыбный улов, отремонтировать траулер и получить под него квоту.


О портовых проблемах можно говорить бесконечно, но основной капитал Советско-Гаванского района – его люди.

И они хотят тут жить, и жить интересно. В одном райцентре четыре рок-группы и 26 клубов по интересам. Вне конкуренции – ежегодное фольклорное празднество «Живая Русь». Районный Дворец культуры уже не вмещает сотни его участников.


Растёт интерес к местной политике. Ярлыка на муниципальную власть от правящей партии ни у кого нет. Это показали недавние бескомпромиссные выборы главы района, на которых победил самостоятельный кандидат Юрий Бухряков, поднявший из праха железобетонный завод. Юрий Иванович намерен продолжить равномерное развитие всех посёлков за счёт районных и краевых дотаций, субсидий, субвенций.


Местные главы стремятся самостоятельно решать вопросы своих поселений, однако до этого нужно ещё созреть. Скажем, в Заветах Ильича, где базируются военные моряки, почти половина бюджета расходуется на содержание местной администрации.




Вид ухоженного посёлка портят десятки полуразрушенных и заброшенных объектов военного флота, который их не передаёт и не убирает. Кстати, в Заветах за два последних года население за счёт роста рождаемости не убывает, а прибывает. И в Лососине тоже. Хороший знак. Но из-за нехватки специалистов в Лососине закрылся оборудованный на спонсорские средства дневной стационар, и теперь пожилые люди трясутся на автобусе в районную больницу и поликлинику.


Увы, здешняя безработица в два раза превысила краевой уровень, усилив отток населения в западные регионы. Встречный поток – бесцеремонные торговцы из Китая и Азербайджана, таджикские разнорабочие. Ничего хорошего такая рокировка не сулит. В Советской Гавани и в населённых пунктах подальше люди не знают, куда деваться от безработицы. А дальневосточная стратегия развития предлагает региону до 2025 года до двух миллионов мигрантов из Средней Азии, Закавказья, Китая. И это при семи миллионах всего дальневосточного населения.

Вернёмся в Советскую Гавань. Острая закавыка – энергообеспечение. В Комсомольском энергорайоне, к которому относится Советская Гавань, избыток энергетических мощностей, а предприятия не в состоянии к ним подключиться.

Приоритет отдаётся экспорту электричества по секретным тарифам: ЛЭП спешно тянут не на Советскую Гавань, а к китайской границе. Кстати, Саяно-Шушенскую постигло несчастье спустя несколько месяцев после начала этого экспорта её владельцем и монопольным посредником. А заставь монополиста на экспорт молиться, он и ГЭС расшибёт.


Ни шатко ни валко строится дорога Лидога–Ванино. За пятнадцать лет введено в строй чуть более половины из 320 километров. Сто лет назад мужики-артельщики закатали бы такую за несколько лет. Теперь аж три генподрядчика делают в год не более двадцати километров.


В общем, Советской Гавани от Кремля необходима чёткая установка на то, что здесь будет создаваться крупный портовый центр, сопоставимый с Владивостоком.

От того, станет Советская Гавань промышленной опорой державы или захудалым вахтовым стойбищем, зависит геополитическая устойчивость огромного региона. Значение Советско-Гаванского узла беспрецедентно даже по сравнению с такими проектами, как остров Русский и Олимпиада в Сочи. В самой Советской Гавани для модернизации имеются все условия. Здесь компетентная власть, работает ответственный бизнес, образованное и патриотичное население. Разбазарить этот потенциал было бы преступлением.


Виктор МАРЬЯСИН, ХАБАРОВСК


Прокомментировать>>>



Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 6 чел.

12345




А что скажет, товарищ Путин?


Уважаемый Леонид Серафимович серьёзное заявление сделал. Кто оперативнее ответит на эту публикацию: Президент или Премьер?! А может, товарищ Грызлов? А мне вспомнились почему-то прекрасная песня про Ванинский порт, срочная армейская служба на Камчатке и давний замечательный фильм "Коммунист" с приснопамятным Евгением Урбанским в главной роли... Этот полузабытый фильм, убеждён, надо показывать всем тем, кто решил вступить в ряды "Единой России".

Так что ж, братья и сестры, единороссы, поможем, как настоящие коммунисты, не развалить, но укрепить Дальний Восток? А значит, и - ОТЕЧЕСТВО!


- Евгений Яковлевич Голоднов пишет:


А что скажет, товарищ Путин?

Quick Links


Уважаемый Леонид Серафимович серьёзное заявление сделал. Кто оперативнее ответит на эту публикацию: Президент или Премьер?! А может, товарищ Грызлов? А мне вспомнились почему-то прекрасная песня про Ванинский порт, срочная армейская служба на Камчатке и давний замечательный фильм "Коммунист" с приснопамятным Евгением Урбанским в главной роли... Этот полузабытый фильм, убеждён, надо показывать всем тем, кто решил вступить в ряды "Единой России". Так что ж, братья и сестры, единороссы, поможем, как настоящие коммунисты, не развалить, но укрепить Дальний Восток?

А значит, и - ОТЕЧЕСТВО!


- Евгений Яковлевич Голоднов пишет:


А что скажет, товарищ Путин?


Уважаемый Леонид Серафимович серьёзное заявление сделал. Кто оперативнее ответит на эту публикацию: Президент или Премьер?! А может, товарищ Грызлов? А мне вспомнились почему-то прекрасная песня про Ванинский порт, срочная армейская служба на Камчатке и давний замечательный фильм "Коммунист" с приснопамятным Евгением Урбанским в главной роли... Этот полузабытый фильм, убеждён, надо показывать всем тем, кто решил вступить в ряды "Единой России".

Так что ж, братья и сестры, единороссы, поможем, как настоящие коммунисты, не развались, а укрепить Дальний Восток? А значит, и - ОТЕЧЕСТВО!


- Евгений Яковлевич Голоднов пишет:


А что скажет, товарищ Путин?


Уважаемый Леонид Серафимович серьёзное заявление сделал. Кто перативнее ответит на эту публикацию: Президент или Премьер?! А может, товарищ Грызлов? А мне вспомнились почему-то прекрасная песня про Ванинский порт, срочная армейская служба на Камчатке и давний замечательный фильм "Коммунист" с приснопамятным Евгением Урбанским в главной роли...

Этот полузабытый фильм, убеждён, надо показывать всем тем, кто решил вступить в ряды "Единой России". Так что ж, братья и сестры, единороссы, поможем, как настоящие коммунисты, не развались, а укрепить Дальний Восток? А значит, и - ОТЕЧЕСТВО!


- Леонид Серафимович Татарин пишет:


ДАЛЕКО?


Руководство России не заинтересовано в развитии Дальнего Востока. Сознательно и целенаправленно готовят разрушение страны.


Кадровая недостаточность

Новейшая история

Кадровая недостаточность

ПИСЬМО



Развитие любой отрасли производства всегда кровно связано с наличием подготовленных кадров.

И прежде всего специалистов высшей квалификации, профессионалов, определяющих в любом производстве ВСЁ.


Ныне инженерно-техническая база на селе в значительной мере подорвана. А утрата высококвалифицированных инженеров, техников, рабочих представляется невосполнимой.


Впрочем, проблемы с инженерными кадрами на селе были всегда.


В 80-е годы учёные Всесоюзного института механизации (ВИМ) занимались социологическими исследованиями в инженерном корпусе агропрома. Выясняли причины ухода инженеров из сельского хозяйства.

Тогда открылось, что в первые два года уходят люди, не удовлетворённые условиями личного быта и сельской средой обитания. А после 6–8 лет работы уходят инженеры, не удовлетворённые режимом рабочего дня, отсутствием чёткого распределения прав, обязанностей и ответственности.


Если первая волна – это нормальная селекция, отсев заведомо случайных, то со второй волной терялись наиболее ценные, уже состоявшиеся специалисты. Они уходили, бросая жильё, которое уже имели после нескольких лет работы.


Сегодняшняя жизнь выметает из села всех подчистую. В нашей области численность сельских инженеров составляет 15% от потребности.


Ушли молодые дееспособные мужчины, отцы семейств.

В условиях нового государственного устройства сельское хозяйство, производство охватила эпидемия потерь по чисто половому признаку. Эпидемия выбила мужчин из отрасли, и вернуть их – первое условие выздоровления. Да вот беда – возвращаться им некуда и незачем. Численность работников с заработной платой ниже прожиточного уровня составляет на селе 89,8%.


К чему возвращаться?


Совершенно очевидно, что никакими посулами не вызвать массовый возврат специалистов инженерно-технической службы в село. Единственный способ – воспитание нового, молодого поколения, которое, слава богу, у нас пока ещё есть.


Ныне в стране, очевидно, не осталось сельскохозяйственных институтов. Все они преобразовались в академии и университеты. Такое стало возможным только за счёт роста числа факультетов и подготавливаемых на них специальностей. Специалистов готовится много, а возможно, и в избытке, да вот довести их до села не умеем. Советская система принудительного распределения выпускников умерла, не вызывая чувства жалости из-за её весьма умеренной эффективности, а придумать новое не удосужились ни высшая школа, ни производство.


Машино-тракторный парк усох более чем на половину, а оставшиеся машины изношены до предела. Средние инженерные должности вымерли – в современном инженерном убожестве вроде бы и не до них.


А мы продолжаем отправлять студентов на практику, изобретая различные индивидуальные задания. Но фактически – это антипрактика. После близкого знакомства с современным сельскохозяйственным предприятием, после созерцания заброшенных полей, полуразвалившихся животноводческих строений, убожества центральной ремонтной мастерской и машинного двора чего ждать от молодого впечатлительного человека?..


Ныне сельскому хозяйству в экстренном и массовом порядке необходимы хорошо подготовленные кадры, желающие работать в отрасли. И они в наших аудиториях есть. Просто их нужно вызнать и отобрать, однако вузу такое не по силам. Необходима иная форма и организация селекционной работы. Министерству сельского хозяйства нужно срочно заняться именно этим вопросом. Идеи и предложения есть.

Требуется то, что называется политической волей и организационными способностями.

Иосиф БРУМИН, доцент Самарской сельскохозяйственной академии


Прокомментировать>>>



Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 4 чел. 12345



Шашечки с портретами политиков

Новейшая история

Шашечки с портретами политиков

КНИЖНЫЙ  



  РЯД



Гамов.

П. Непарадные портреты. М.: Вагриус, 2009. – 448.

Нет, конечно, сейчас не 90-е годы, когда журналист мог стырить важную бумажку со стола высокопоставленного чиновника и сделать на этом хороший скандал, а заодно – имя. Сейчас журналистов в кремлёвские залы и кабинеты пускают редко. А если и пускают, то держат «за цепочкой» (ограждение для прессы), а то и в специальном загончике. И критическая информация о власть имущих, как правило, санкционирована сверху либо строго лимитирована «внутренним цензором», который подсказывает акулам пера или их редакторам, о чём писать можно, а о чём – нет. Да и с бумажками власть стала куда как осторожна. Самые важные из них хранятся в специальном архиве, а другие быстренько уничтожаются (есть у чиновников специальные хитрые приспособления для этих целей).


Однако о том, что же всё-таки происходит во властных кабинетах, народ знать по-прежнему хочет. Как и о том, какие они, небожители, когда пьют чай или парятся в бане. И кто же ещё поможет нам, простым смертным, удовлетворить вполне извинительное любопытство, как не вхожие во власть журналисты?.. Один из них – книги «Непарадные портреты» журналист «Комсомольской правды» Александр Гамов.


«– Вот не надо так. О капитализме., тут надо глубже, а некоторые так всё это поверхностно – да чего там? Нет! Глубже.


Был я в Лос-Анджелесе. Встретились мы с мэром одного города – женщина оказалась. Во-о-от такая женщина – боевая, там, мощная, массивная!. И мы оказались с ней заодно – рядом… Я спрашиваю: «А сколько у вас работает?» Она говорит: «У меня администрация – восемь человек».

Я говорю: «Восемь кого?» Она говорит: «Всех». Ну как такое может быть? Но ведь есть!..»


Узнали? Конечно, в этой почти сказовой манере излагает монолог одного из своих героев, мастера народного афоризма Виктора Черномырдина. Запечатлённый Гамовым на бумаге голос Виктора Степановича напоминает диктофонную запись с точно схваченными интонациями и даже дыханием.


Для Александра Гамова и его соа Любови Гамовой важно не изобличить своего оппонента, не свалить его с ног неудобными вопросами, а как бы исподволь понаблюдать за «человечинками», пробивающимися сквозь броню официоза и успеха.


Вот, например, вопрос Владимиру Путину, почему он так много времени уделяет общению с простыми гражданами.

В один из дней, как подсчитал журналист, на это было потрачено 7 часов 40 минут…


«– Давайте я вам скажу и как положено, и по-честному. Так вот, как положено: общение с гражданами создаёт обратную связь, помогает лучше понять нужды простого человека, заставляет спуститься с небес на грешную землю и сопоставить результаты нашей деятельности с тем, как воспринимается это рядовым гражданином…


А теперь совсем по-честному. Я должен сознаться, что мне это нравится…»


Гамов как никто другой понимает, что современная политика, борьба власти с оппозицией – это во многом бутафория, игра. Так чего же зря тельняшку на груди рвать, напускать на себя ненужную патетику и серьёзность?!


«…А вообще с такими, как Немцов, лучше играть в шашки, причём – в Чапаева…


Мы однажды попробовали.

На каждую шашечку наклеили по портрету политика. Немцов, конечно, играл за оппозицию, а спецкор «КП» – за власть. «Медведевым» я прицеливаюсь в «Касьянова». И мимо… Немцов берётся за «Новодворскую»:


– Я считаю, что «Валерия Ильинична» должна выбить «Владимира Владимировича». Это будет справедливо – это её мечта.


Зря вы раскрываете планы оппозиции, предупреждаю я его.


И Немцов дрогнул. Решил бить шашкой со своим именем. Опа! Двоих сразу вышиб – «Медведева» и «Грызлова». Но «Путин» на месте!»


Думаю, секрет читабельности журналистских портретов Гамова в том, что он изначально с симпатией относится к своим героям – будь то Нонна Мордюкова, Александр Проханов или Владимир Жириновский.

Видит он в них в первую очередь не любимых или нелюбимых политиков, писателей и актёров, а людей.


Оказывается, Владимир Путин, узнаю из книги, всего за несколько лет до президентства всерьёз задумывался о том, чтобы уйти с госслужбы и заняться адвокатурой. Всё как в знакомой нам жизни…


П. АЛЕКСЕЕВ


Прокомментировать>>>



Общая оценка: Оценить: 3,0 Проголосовало: 3 чел. 12345



Только природное – ничего личного

Новейшая история

Только природное – ничего личного

КНИЖНЫЙ  



  РЯД



Ричард Линн.

Расовые различия в интеллекте. Эволюционный анализ / Пер. с англ. Д. О. Румянцева – М.: Профит Стайл, . – 304.

Никого не удивляет тот факт, что чёрные атлеты бегают быстрее белых европейцев, все воспринимают это как должное и спокойно говорят о природном превосходстве первых над вторыми. Признают это и представители «кавказской» (принятое для нас название в англо-американской антропологии) расы, не впадая в истерику.


Однако когда речь заходит о скромном вкладе небелых народов в европейскую культуру и цивилизацию, о природе предпочитают забывать.

Против нулевого участия чернокожих в естественно-математических науках выдвигают две Нобелевки в области литературы. И всё.


С этим стоит разобраться. Первый нобелевский лауреат-африканец – нигериец Воле Шойинка. Первая афроамериканка, обладательница литературного Нобеля, – Тони Моррисон. Вы читали их книги? Я – да. Роман нигерийца «Интерпретаторы», как и роман американки «Песнь Соломона», хороши без скидки на расовый признак. Только книги эти – европейские. Поэтому их и читают европейцы, невзирая на культурные нюансы затрагиваемых проблем. Проблем, остающихся, в общем-то, в рамках привычных нам морально-нравственных коллизий. А вот типично африканский писатель Амос Тутуола представляет интерес лишь для этнографов. Хотя забавен.


Почему?


На этот вопрос и пытается ответить профессор Ричард Линн, психолог, работавший в Оксфорде и Дублине. Обобщив огромный статистический материал, он указывает на то, что неравномерность участия представителей разных рас в становлении европейской культуры и в строительстве европейской цивилизации обусловлена различием в обобщённых коэффициентах интеллекта антропологических «кластеров», населяющих планету. И что препятствием такому участию является не только более низкий IQ а, но и (внимание!) более высокий.


Всё понятно с литературой, относительно деятелей которой ом приводятся статистические данные, свидетельствующие об их более низком интеллекте, в сравнении, например, с IQ физиков и математиков.

Значит, здесь конкуренция возможна, словесность открыта всем. А дальше?


А дальше беда. И сплошная неполиткорректность.


Допускаю, что кого-то может обидеть тот научно зафиксированный факт, что не все равны от рождения. Меня – нет. Есть люди глупее? Допускаю. Есть люди умнее? Вижу. Никакого шока. Существует аристократия? Да. Встречается власть «оптиматов»? Изучал историю. Бывают семьи, поколение за поколением выдающие общественных деятелей крупного масштаба? А как же? См., например, «Михалковы».


Но вот вопрос – чем обусловлена это доминирование «оптиматов»?


Ричард Линн говорит: природой. Он – сторонник генетической теории и эволюционной биологии.

В рамках его рассуждений всё приобретает законченные формы. Высокий интеллект в его рассуждениях – это не только знание наизусть таблицы умножения, но и навыки социальной адаптации. Как и другие полезные в нашей культуре свойства, не исключающие, впрочем, и нонконформизма. Нужно спорить?


Нужно.


Только не о статистических данных. Они приведены. А вот о методах порассуждать нужно.


Историю, как известно, пишут победители. В наше время – европейская цивилизация. Она же и устанавливает критерии интеллектуальности и как следствие – большей биологической приспособленности человеческого «кластера» в конкурентной борьбе.

Закономерно, что исследования и их интерпретация предопределены результатом доминирования европейской культуры. Это чисто исторически обусловленная данность. Не исключено, что вскоре сменятся критерии выживаемости вида homo sapiens, и тогда согласие с природой продемонстрируют нынешние аутсайдеры. В конце концов Рагнарёк (гибель богов) придумали тоже европейцы. Как и первичность хаоса по отношению к космосу.


А ну как «жахнет»?


Какие тесты будут использовать для определения интеллекта тогда? Кто из землян проявит оптимальную гибкость в процессе социальной адаптации?


Конечно, космос – это становление, усилие, тогда как хаос – бездеятельность, пассивность. Не забудем, однако, что это тоже чисто европейская доктрина.

Относительность имеет место.


Нет, прямо об этом нигде Линн не пишет. Это понятно умеющему читать между строк. Британский профессор ничуть не расист. Он спокойно говорит о более высоком интеллекте монголоидов перед европеоидами, как и большем объёме мозга даже условного анекдотического чукчи перед нашим. Объяснения нашего доминирования он тоже предлагает. Небесспорные? Да.


Хотя то обстоятельство, что величайшую империю в истории человечества создали в симбиозе монголы и русские, становится понятным.


Впрочем, ценность данной книги, почти сплошь состоящей из таблиц, не в выводах, а в самих таблицах. Есть данные, которые должны быть введены в научный оборот. Объяснять их, как показывает новейшая история, дело вкуса.


Но даже без объяснений кое-что следует иметь в виду, а именно: мы разные не только по цвету кожи и объёму мозга, но и по интеллекту, измеренному в критериях нашей (обратите внимание и не обобщайте!) цивилизации. Поэтому «что русскому хорошо – то немцу смерть». Как, видимо, и наоборот.


И ничего личного.


Е. М.


Прокомментировать>>>



Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 3 чел. 12345



Прощание с царём

Литература

Прощание с царём

ПУШКИН. ДЕНЬ ПАМЯТИ

Михаил ФИЛИН



Хотя о дуэли и смерти Александра Пушкина создано множество фундаментальных работ, однако и поныне в хронике его последних дней жизни есть не до конца изученные сюжеты.

На наш взгляд, полноценному их исследованию мешают укоренившиеся в почтенной науке предрассудки идеологического свойства. Одному из подобных эпизодов – прощанию Пушкина с императором Николаем I – и посвящены эти беглые заметки.


В них мы попытаемся показать: в конце 1837 года у поэта существовало два взаимоисключающих варианта прощания с царём, и



волею обстоятельств он последовательно реализовал в той или иной степени и форме обе возможности.

I.


После чаю много писал.


В. А. Жуковский

23 1836 года Пушкин и генерал-адъютант граф.

Х. Бенкендорф, как записано в камер-фурьерском журнале, были приняты императором. Поводом для этой чрезвычайной аудиенции в Зимнем дворце стало недавнее острое столкновение поэта с Дантесом и его приёмным отцом Геккерном, едва не завершившееся дуэлью. В ходе свидания Пушкин, по сообщению осведомлённой Е. А. Карамзиной, «обещал государю больше не драться ни под каким предлогом». Приблизительно то же самое рассказал впоследствии редактору-издателю «Русского архива». И. Бартеневу столь же сведущий князь. А.

Вяземский: царь, «встретив где-то Пушкина, взял с него слово, что, если история возобновится, он не приступит к развязке, не дав знать ему наперёд».


Спустя два месяца, 27 1837 года, поэт, и не помышляя кого-либо оповещать, вышел к барьеру. Иначе говоря, слово, данное Николаю Павловичу, поэт нарушил.


На Мойку с Чёрной речки Пушкина привезли тяжело раненного, а ведь он вполне мог быть убит за Комендантской дачей. Значит, Пушкин, всегда до крайности щепетильный в понятиях чести (point d’honneur), ушёл бы из жизни, так и не испросив прощения у царя, которого он, пусть и с оговорками, глубоко уважал и которого напоследок, увы, обманул?


Благодаря одному сохранившемуся свидетельству (на которое, кажется, до сих пор не обращено должного внимания) у нас появляются основания ответить на данный вопрос отрицательно.

Похоже, Пушкин всё же заготовил на случай мгновенной смерти своё эпистолярное «прости».


Итак, его, окровавленного, внесли в дом в шесть часов вечера. Дальше события (вычленяем из калейдоскопа интересующую нас линию) развивались так.


Уже вскоре в квартире появились врачи, постепенно начали собираться пушкинские друзья и приятели. А потом прибыл и лейб-медик Николай Фёдорович Арендт. Осмотрев лежащего в кабинете на диване поэта, он уехал, но в восемь часов возвратился.


Секундант Пушкина, его лицейский товарищ. К. Данзас, вспоминал о повторном визите доктора: «Прощаясь, Арендт объяснил Пушкину, что, по обязанности своей, он должен доложить обо всём случившемся государю.

Пушкин ничего не возразил против этого, но поручил только Арендту просить, от его имени, государя не преследовать его секунданта».


О сказанном вечером 27 лейб-медику: «Просите за Данзаса, он мне брат...» – поведал в мемуаре и домашний врач Пушкиных. Т. Спасский.


Главный же хроникёр предсмертных часов Василий Андреевич Жуковский (его конспективные заметки о поединке и кончине поэта стали эпиграфами настоящего очерка) тоже упомянул в письме к Сергею Львовичу Пушкину от 15 1837 года о заступничестве за Константина Данзаса. И присовокупил к этому следующее: «Когда Арендт перед своим отъездом подошёл к нему, он ему сказал: попросите государя, чтобы он меня простил…» (Схожие строки есть и в февральском письме князя.

А. Вяземского к. Я. Булгакову.)


С Мойки Арендт поспешил во дворец, но не застал императора: тот находился в театре. Доктор сообщил о приключившемся несчастии царскому камердинеру и отправился домой. Пушкинских просьб царю он так и не передал.


Около полуночи за лейб-медиком примчался «от государя фельдъегерь с повелением немедленно ехать к Пушкину, прочитать ему письмо, собственноручно государем к нему написанное, и тотчас обо всём донести. «Я не лягу, я буду ждать», – стояло в записке государя к Арендту. Письмо же приказано было возвратить».


Содержание записки Николая Павловича, доставленной в квартиру Пушкина и оглашённой у постели умирающего, известно из ряда источников, где приводится фактически идентичный текст. Процитируем её, к примеру, по первоначальной редакции письма Жуковского к отцу поэта (см. книгу. Е. Щёголева «Дуэль и смерть Пушкина»):


«Если Бог не велит нам более увидеться, прими моё прощенье, а с ним и мой совет: кончить жизнь христиански.

похожие документы

О жене и детях не беспокойся, Я их беру на своё попечение».


Прочитав Пушкину это (или примерно это), Арендт удалился, забрав царское письмо с собой.


На дворе уже была глубокая ночь на 28 1837 года.


Около пяти часов утра у Пушкина начались мучительные, нестерпимые боли, «настоящая пытка», а до того времени он «страдал, но сносно». Другими словами, после отъезда лейб-медика у него имелось каких-то два-три часа для дум, распоряжений, кратких бесед с друзьями и т. п. Дарованные часы и минуты, подчеркнём это, грозили стать последними – поэту надлежало успеть сделать самое насущное.


И первейшим в сложившейся ситуации для Пушкина оказалось вот что. «Ещё до начала сильной боли, зафиксировал Жуковский, он подозвал к себе Спасского, велел подать какую-то бумагу, по-русски написанную, и заставил её сжечь». Позднее Жуковский в письме к графу Бенкендорфу пояснил, что «бумага», сожжённая «перед глазами» Пушкина, пред тем находилась в «ближнем ящике» стола.


Что за «бумагу» предал огню Спасский?


Испепелялось ничего не подозревавшим врачом то, что было создано до дуэли и тогда же положено ом в «ближний ящик».

Значит, будь Пушкин застрелен на месте, «бумага» обнаружилась бы довольно скоро. А в её сожжении видится акт, обусловленный какими-то новыми соображениями. Видится быстрая и логичная реакция поэта на принципиальное изменение контекста, на что-то непредвиденное, случившееся вечером или в начале ночи.


Учитывая вышеизложенное, мы склоняемся к мысли: в ночь на 28 по воле Пушкина было ликвидировано его письмо к Николаю I, написанное накануне поединка (возможно, утром 27-го числа, когда поэт «после чаю много писал»).


Вышло так, что на Чёрной речке его не убили. А затем император в записке, привезённой лейб-медиком, и простил не сдержавшего слова Пушкина, и обещал позаботиться о будущем его семейства. При таком внезапном повороте дела пушкинское преддуэльное письмо (где, как представляется, должны были затрагиваться те же тяготившие поэта темы) теряло всякий смысл.


Картёжники сказали бы: одна записка побила другую.


Показательно, что сразу же после уничтожения «бумаги» Пушкин призвал Данзаса и «продиктовал ему записку о некоторых долгах своих». Долги, вестимо, были огромные, неоплатные, но теперь, зная царские «драгоценные строки» (Д. Ф. Фикельмон), поэт мог и по части долговых обязательств положиться на великодушие государя.


Вечер оказался мудренее утра. Подправляя и завершая сюжет, Пушкин заменил одну «бумагу» другой, уже прагматической.


Никаких иных распоряжений в эту ночь он не сделал. Поэт, похоже, был готов к смерти.


В заключение напомним, что обычно Пушкин обращался к царю через графа Бенкендорфа. Чуть меньше половины писем (22 из 56), направленных поэтом на имя шефа III Отделения, – на французском языке.

Но есть и пушкинские письма, адресованные непосредственно Николаю I, они написаны по-русски.

II.


Его образ мыслей.


В. А. Жуковский


«Жесточайшее испытание» ночи поэт, однако, пережил. К утру боли несколько поутихли, «сильные страдания» отступили. Часы на камине пока ещё мерно шли. И тогда, отправляясь во дворец, Жуковский решился спросить Пушкина, что’ тот хотел бы сказать государю.


С лейб-медиком Арендтом, который познакомил умирающего с высочайшим письмом, Пушкин, скорее всего, не передал царю никаких ответных слов. Возможно, что удобоваримой формулы требуемых этикетом скупых и ёмких слов для истории он, с одной стороны, измученный, обессиленный, с другой – взволнованный нежданной запиской, тогда ещё не успел подобрать.

Жуковскому же поэт поручил произнести в покоях Зимнего дворца следующее:


«Скажи ему, что мне жаль умереть; был бы весь его».


Так (с выделением слова «весь») записано у самого Жуковского, и практически так же у доктора Спасского (продолжившего 28 своё дежурство). И. Тургенева и князя. А. Вяземского. Данную фразу Пушкина иногда называют его прощальным словом, обращённым к Николаю I.


Испокон веку в пушкиноведении утвердилось мнение, что многие предсмертные речи и жесты поэта были post factum выдуманы Жуковским, который, заботясь-де о семье умершего друга, всячески стремился создать упрощённо-идеализированный, чуть ли не лубочный образ Пушкина. И до’лжно согласиться: кое-какие основания для обвинения Василия Андреевича в мистификациях у корпорации учёных имеются. Ведь, желая убедить самодержца, правительство и общество в том, что зрелый Пушкин был правоверным христианином и образцовым сыном Отечества, Жуковский подчас и впрямь усердствовал без меры: случалось, он даже вставлял свои, благостные, строки в стихи покойного.


Однако, хотя благонамеренный «Светланы» временами и румянил факты, грешил против истины, гораздо чаще он писал сугубую правду о поэте.

Беда же заключается в том, что у его свидетельств создана определённая репутация, и посему там, где сообщаемое Жуковским противоречит устойчивым представлениям о Пушкине (да и о Николае I), большинству пушкинистов неизменно чудится опять-таки «ложь во спасение», лукавство. Царедворцу с «небесной душой» никогда не верили до конца и по инерции продолжают верить избирательно.


Прощальное слово к царю не избежало подобной участи: оно обычно трактуется как апокрифическое, как верноподданническая фантазия Жуковского, поддержанная друзьями поэта, и отправляется в разряд сомнительного (Dubia) с комментариями типа: «Пушкин не мог так прощаться с царём. Вся его жизнь протестует против этого…»


Sic et simpliciter*.

Полемизировать с такими воззрениями, целостными, бескомпромиссными, ставшими кодом, нет проку: получится как у пушкинских персонажей («Глухой глухого звал к суду судьи глухого…»). Разумнее, продуктивнее обходить капища закоснелых вольнодумцев стороной, за версту, по возможности торить альтернативные исследовательские дороги и тропы.


Нам представляется, что Жуковский никоим образом не блефовал; что рассматриваемая фраза пушкинская, и она могла прозвучать утром 28 1837 года. Более того, у неё имелся источник.


Искомый источник мы обнаруживаем не в стихах язвительного Вольтера (как однажды было предложено во «Временнике Пушкинской комиссии»), а в биографии самого Пушкина.


Он умирал вроде бы обыденно, как исстари повелось умирать.

Общался с женой, заботился о ней, терпел по мере сил боль и не перечил бесполезным докторам, прощался с детьми и друзьями, периодически вспоминал былое. И последнее, почти зримое пребывание поэта в минувшем подмечено целым рядом мемуаристов.


Одним из самых желанных посетителей его кабинета стал Данзас, который (что нетрудно подсчитать) пребывал у дивана Пушкина куда дольше, чем, допустим, Наталья Николаевна. Захаживал Константин Карлович уже не в качестве секунданта, но явно как сокурсник, товарищ юности. Приглашая Данзаса, поэт, несомненно, манил к одру собственное прошлое: Царское Село, Лицей, студенческие кельи… И кольцо, снятое с холодеющей руки, явилось пушкинским даром не только близкому другу, превратившемуся в сиделку, но и далёкому времени, счастливым 1810-м годам.


А ещё Пушкин сокрушался, что подле него нет ни. И. Пущина, ни. В. Малиновского, других лицеистов первого курса. «Мне бы легче было умирать», – молвил поэт. Видимо, он снова перенёсся туда, где когда-то по весне слышал лебединые клики.


«Карамзина? Тут ли Карамзина?» – вопрошал Пушкин в очередную минуту облегчения. Когда же Екатерина Андреевна оказалась в комнате, поэт попросил, чтобы вдова историографа его перекрестила. Так он, некогда наивный воздыхатель, попрощался с «предметом его первой благородной привязанности».


«Минувшее проходит предо мною…» Покидая сей мир, Пушкин раз за разом мысленно возвращался «к началу своему», к тем первоначальным дням, которые издалека всем (или почти всем) кажутся особенно чистыми, прекрасными.


Думал он, разумеется, и о государе, приславшем в ночь на 28 столь милостивую записку. И Жуковский ждал пушкинского ответа, не уезжал.


Отношения поэта и царя тоже имели своё «начало», превосходное начало, которое точно датировано: это 8 1826 года. Тогда ссыльного Пушкина по высочайшему распоряжению доставили с фельдъегерем в Москву из михайловской глуши. Сразу по приезде в Кремль состоялись его знакомство и длительная беседа с молодым, только что коронованным императором, и поэт был в одночасье прощён. По завершении той аудиенции, проходившей без свидетелей, Николай I удовлетворённо подытожил: «Ну, теперь ты не прежний Пушкин, а мой Пушкин».


А потом Первопрестольная долго и шумно чествовала поэта. «Время незабвенное!»


Врезавшаяся в память царская реплика 1826 года и легла, по нашему мнению, в основу прощального слова Пушкина.


Оно, это слово, похоже на возвернувшееся эхо: «Мой Пушкин» «Был бы весь его».


В пушкинской фразе, которую едва ли можно придумать, отсутствуют вольтерьянские протестующие экивоки. Зато есть и почти явственная реминисценция, и композиционно безупречное завершение трудного десятилетнего диалога с государем, и «чувства добрые», и сокрушение человека, и смирение подданного.

Наличествует, мнится, в утреннем прощальном слове, вверенном Жуковскому, и иное. Слышится подспудное, с горчинкой, признание, что всецело царёвым он, Александр Пушкин, при жизни так и не стал.


То ли не сумел, то ли не захотел.


И здесь, не рискуя походя касаться совершенно других, куда более сложных материй (в частности, извечных проблем «художник и власть», «слуга и холоп»), мы поставим точку.

III.


Нельзя же остановить многие посещения.


В. А. Жуковский

За десять лет не одна кошка пробежала между царём и поэтом, и распрощались они довольно официально, едва сократив дистанцию, но всё же по-доброму.


После смерти Пушкина император не единожды в приватных беседах и переписке поминал его, и порою не слишком лестно.

Эти высказывания самодержца (по-своему, кстати, резонные) широко известны. Однако мало кто знает о том, что государь, которого современники небезосновательно величали Рыцарем, быть может, ответил на прощальное слово камер-юнкера.


В одной из старых книжек «Русского архива» (1906, № 1) сокрыты очень любопытные, нуждающиеся в дополнительном изучении строки. Имеется в виду бартеневский этюд о Николае I:


«…Он плакал о Пушкине, посылал наследника к телу его и ранним утром, когда ещё было темно, приходил к дому князя Волконского, на Мойку, и спрашивал дворника о здоровье поэта».


Полагаем, что сто’ит вернуть из забвения это красивое и правдоподобное петербургское предание.


Прокомментировать>>>



Общая оценка: Оценить: 4,0 Проголосовало: 2 чел.

12345




Барак Обама читал Тайные записки Пушкина


Вот почему Обама так тепло относится к России - он полюбил Тайные записки Пушкина - во как счастливо улыбается на CNN


Услышать переклички далёких миров

Литература

Услышать переклички далёких миров

ЮБИЛЯЦИЯ



Известный критик, литературовед, профессор МГУ Николай АНАСТАСЬЕВ до недавнего времени был известен главным образом как итетный специалист по литературе США ХХ века, книг о Фолкнере и Набокове, о ведущих направлениях в американской и западноевропейской прозе. Накануне своего 70-летия юбиляр ответил на вопросы «ЛГ».

Николай Аркадьевич, во-первых, примите наши поздравления и пожелание новых интересных книг!

Кстати, ваша новая книга «Зазеркалье» связана с литературой США?


– По причинам, о которых говорить здесь было бы скучно и не нужно, от американской литературы, которой  занимался лет, наверное, сорок, я сейчас отдалился, не только профессионально, но даже просто читательски. Стыдно сказать, но оборвалась она для меня, за немногими исключениями, творчеством писателей, дебютировавших в 50-е годы минувшего столетия и сейчас один за другим сходящих со сцены – Джона Чивера и Джона Апдайка, Нормана Мейлера и Уильяма Стайрона, Курта Воннегута и Бернарда Маламуда… Ну ещё Джон Барт, Томас Пинчон, Джон Делилло – словом, те, кого называют постмодернистами.

Так и им кому за семьдесят, а кому и ближе к восьмидесяти.


Иное дело, что отдалился – не значит вовсе утратил интерес, просто угол зрения сдвинулся. Если раньше занимало то, как сделаны, скажем, «Шум и ярость» или «Великий Гэтсби», то теперь – что общего между персонажами Готорна и Фолкнера, Мелвилла и Синклера Льюиса. Иными словами – то, что делает литературу США американской литературой, начавшейся задолго до образования Союза штатов.


Вот как раз недавно закончил некое сочинение, посвящённое этим предметам. Оно, конечно, про писателей и про книги, только последние предстают в своей композиции чем-то вроде кривозеркалья, или зазеркалья (как работа и озаглавлена) национальной истории и национальной метафизики.

Остаётся лишь надеяться, что в результате этой небезопасной операции не пропала сама литература, то есть самодостаточный порядок слов.


Отчасти такой взгляд объясняется вышеупомянутым сдвигом общего интереса, но отчасти и причинами не вполне личного свойства.


Когда-то Америку у нас беспощадно разоблачали: дядя Сэм – очень плохой дядя, коварный враг и даже враг номер один. Потом – пропускаю десятилетия – наступили новые времена, утих шум пропагандистской канонады, и выяснилось, что от ненависти до любви действительно только один шаг. А любовь, тем более большая и беззаветная, не рассуждает.


Роман, впрочем, оказался недолговечен, вскоре всё вернулось примерно на круги своя.

Америку снова дружно считают супостатом, мстительно возвращая ей слова, некогда брошенные Роналдом Рейганом в адрес Советского Союза, – «империя зла». Кто с пылающим взором и демуленовской страстью в речах повергает Америку в прах, кто с апокалиптическим угрюмством пророчит ей скорый конец. Вспоминается фрагмент из послания, с которым Джордж Вашингтон обратился к соотечественникам, оставляя президентский пост: «Страна, которая лелеет привычную враждебность или привычную влюблённость в другую страну, является в какой-то степени рабом – рабом собственной враждебности либо влюблённости».


Но, видимо, на это также есть причины…


– Объясняются синдромы разными причинами, питаются из разных источников и укрепляются разными раздражителями.

Иногда может быть просто невежество либо небезобидные фантазии. Скажем, Игорь Свинаренко в газете «Известия» в номере от 12  текущего года объявил, что лично он Америку для себя закрывает., закрывает и закрывает, ничего страшного, хотя, для чего оповещать об этом сугубо частном обстоятельстве город и мир, не совсем понятно. Впрочем, причины закрытия некоторый интерес вызывают. Их опять-таки немало, вот одна: Игоря Свинаренко очень огорчило, что лекции на кафедре славистики университета Южной Калифорнии читают исключительно евреи. Судя по всему, национальную принадлежность журналист определил по звучанию имён, но вот беда: в Америке евреем считается только тот, кто ходит в синагогу. И потому оказаться таковым вполне может Джон Смит, напротив, протестантом-методистом, или протестантом-евангелистом, или католиком, или мусульманином вполне может предстать Айзек Розенблюм.

Вопрос свободного конфессионального выбора. А до состава крови никому не должно быть дела.


Но демарши в таком роде – всё же большая редкость. В пределах статистической погрешности. Иное дело – мифы, складывающиеся на протяжении не одного столетия и творящиеся упорно, целеустремлённо, иногда изощрённо.


Что вы имеете в виду?


– Например, что Америка влюблена в скорость и прогресс, а на традиции, историю, предание ей совершенно наплевать. Влюблена – это точно, но если наплевать, то откуда же тогда этот многообразно являющий себя комплекс исторической ущербности? И почему в финале «Великого Гэтсби», лучшего, как мне кажется, романа об американском феномене, написано, что стремимся-то мы вперёд, а течение сносит наши судёнышки обратно, в прошлое?


А главное, конечно, – страсть к обогащению и бездуховность. Насчёт обогащения, насчёт идола-доллара (которому, правда, как нам итетно объясняют, вот-вот наступит каюк) тоже, по-моему, всё не так просто, однако – положим. Пусть идол и пусть каюк. Но духовность? Верно, часть из той сотни пассажиров шлюпа «Мэйфлауэр», что отправился в 1620 году в своё опасное трансатлантическое плавание, шла в Америку ловить и выгодно продавать треску. Но другая-то часть собиралась построить на новых берегах Град на Холме или как минимум разбить делянку Бога.

Как же тут без духа?


Вот как раз мифы и послужили некоторой побудительной причиной сочинения книги, о которой идёт речь. Разумеется, я не настолько самонадеян, чтобы хоть на мгновение допустить, будто мне удастся поколебать фобии, которые укрепляются в общественном сознании профессиональными патриотами. Более того, я даже не уверен, что она вообще будет прочитана, ибо для этого её надо как минимум выпустить. Издательство «Художественная литература» в лице своего директора Георгия Пряхина проявило было интерес, но потом от первоначального намерения отказалось. Ладно, посмотрим, как всё обернётся, честно говоря, издательские перспективы не так уж и волнуют.

Ведь я не собираюсь никого просвещать и уж тем более разоблачать. Мне важно было самому разобраться в вопросе, хоть в какой-то степени разрешить антиномии и контраверзы.


Не удалось, конечно, и единственным утешением служит то, что, наверное, и не могло удастся, во всяком случае, умы, куда острее моего, упирались в ту же неразрешимость. «Попадая туда, обнаруживаешь, что там не существует никакого там», – писала об Америке, вдали от которой, впрочем, прожила большую часть жизни, Гертруда Стайн.


«Американец постоянно колеблется между динамо-машиной и Святой Девой», – так говорил Генри Адамс, а ведь это не только одной из главных, если так можно выразиться, американских книг – «Воспитание Генри Адамса» – и не только внук шестого и правнук второго президентов США, но и представитель той семьи, которую можно назвать родом-магистралью, тянущейся из полулегендарных времён Плимут-Рока.

Такие высказывания и такие книги (к ним следует добавить, конечно, «О демократии в Америке» Алексиса де Токвиля) учат интеллектуальному смирению и предупреждают против бойкой риторики и тем более резких практических жестов. Иногда я думаю, что неплохо бы рьяным недоброжелателям (а равно рьяным апологетам) Америки читать-перечитывать их.


В последнее время вы обратились к литературе страны, далёкой от Америки, выпустили об этом несколько книг… Как это произошло?


– Случилось так, что лет десять назад меня неожиданно занесло с более или менее обжитого Запада на мало, в общем, знакомый Восток, а точнее говоря, – в казахскую степь.

Всё началось с предисловия к дилогии старшего товарища (как всё же хорошо в столь зрелом, мягко говоря, возрасте иметь близких друзей, которых с полным на то основанием можно назвать старшими) Абдижамила Нурпеисова «Последний долг». Форма, ставшая за долгие годы литературной работы привычной, но по ходу дела вдруг обнаружились перекрёстки, на которых я оказаться не предполагал. Говорить о шолоховских уроках легко, сравнение с Фолкнером тоже, в общем, кажется естественным, но чтобы эпический по всем приметам роман был – целиком! – написан в технике внутреннего монолога и ассоциативного письма – это поразило.

Смутно замаячила фигура Марселя Пруста, которого, как я заподозрил было, Нурпеисов даже не читал. Впоследствии это предположение не подтвердилось, хотя признать хоть какое-то родство Абдижамил отказался. Но меня это уже не интересовало. Когда-то Мелвилл обронил: гении всего мира образуют единый круг, по которому пробегает невидимая дрожь узнавания. Самое интересное в этой максиме, по-моему, слово «невидимая». И ещё одна оговорка – не только гении. Словом, из заурядного предисловия довольно быстро выросла книга о творчестве Абдижамила Нурпеисова, в которой я попытался нащупать не всегда очевидные сцепления с художественными мирами, созданными в совсем иное время и совсем в иной среде, нежели «Кровь и пот» и «Последний долг».


Кажется, в Казахстане эта книга вызвала некоторый интерес, во всяком случае, мне предложили написать для серии «Жизнь замечательных людей» жизнеописания сначала Мухтара Ауэзова, а затем Абая. Они с интервалом года в три увидели свет, хотя, конечно, никакие это не жизнеописания – не владею технологией жанра, – да и не очерки творчества – не владею ни языком, ни достаточным историческим знанием, которое позволяет серьёзно и глубоко проанализировать литературные тексты, тем более такого уровня. Но расслышать какие-то переклички всё в том же кругу общего литературного времени и единого литературного пространства, может быть, в какой-то степени удалось. Для меня эта работа была интересна и важна ещё и потому, что потребовала возвращения к давным-давно – что плохо – забытым мировым шедеврам – от «Пятерицы» Навои до «Западно-восточного дивана» Гёте, а также первоначального – что ещё хуже – обращения к таким вершинам, как «Хикметы» шейха Ахмеда Яссави и «Благодатное знание» Юсуфа Баласагунского.


Каким-то образом эти возвращения-обращения отозвались в только что законченном фильме «Трагедия триумфатора. Жизнь и судьба Мухтара Ауэзова», снятом по моему сценарию известным алма-атинским кинодокументалистом Александром Головинским.


Не могу не спросить вас как а книги о Набокове о недавней издательской сенсации, связанной с ним.


– Если бы «Лаура и её оригинал» был включён в академическое издание сочинений Владимира Набокова (каковое, надо надеяться, когда-нибудь увидит свет), это следовало бы только приветствовать.

Впрочем, и нынешнюю публикацию зряшной не назовёшь, пусть даже она противоречит воле а. В конце концов Макс Брод тоже издал «Процесс» и «Замок», не говоря уж о дневниках Кафки, не посчитавшись с завещанием своего доверителя. Единственное, что сильно смущает, так это атмосфера сенсации, которая упорно нагнетается вокруг этого события. Издали фрагменты незавершённого романа крупного писателя – хорошо. Пиротехнику-то зачем в ход пускать? Кажется, тут играют роль какие-то явно внелитературные, возможно, финансовые соображения. Литературу вытесняют кликушество и реклама. В прошумевшей (и, к счастью, отшумевшей, судя по всему) кампании слишком мало стиля и слишком много пошлости, которую, как известно, Набоков ненавидел более всего…

Беседу вёл Александр НЕВЕРОВ


Прокомментировать>>>



Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел.

12345



Алмазы стиха из Республики Саха

Литература

Алмазы стиха из Республики Саха

МНОГОЯЗЫКАЯ ЛИРА РОССИИ



В Московском Доме национальностей состоялась презентация Антологии якутской поэзии, изданной в серии поэзии народов кириллической азбуки «ИЗ ВЕКА В ВЕК».

Данная серия является двуязычным изданием и выходит в рамках праздника Дня славянской письменности и культуры при поддержке Министерства культуры РФ. К настоящему времени в серии уже вышли тома: Башкирской поэзии, Поэзии народов ханты, манси и ненцев. В книгу якутской поэзии включены лучшие стихи якутских поэтов XX–XXI веков на родном языке и их переводы на русский.

Такая книга выходит в России впервые. Серия задумана как поэтический свод всех народов, пишущих на кириллице.



В вечере приняли участие: серии поэт и переводчик Сергей Гловюк, ы из Якутии – Наталья Харлампьева, Аита Шапошникова. А также советник министра культуры РФ Борис Иванов, директор Дома национальностей Пётр Лемперт (на снимке), поэты, переводчики, учёные из ИМЛИ, РУДН, Литературного института им.. М. Горького, представители союзов писателей и постпредства Саха (Якутия) в Москве. Действо по презентации серии кириллических антологий и якутской поэзии проходило как первая акция по празднованию Дней славянской письменности и культуры, которые в году будут проходить в Москве.


Прокомментировать>>>



Общая оценка: Оценить: 4,0 Проголосовало: 1 чел. 12345



Имени Солженицына

Литература

Имени Солженицына

ВПЕРВЫЕ



Постановление об учреждении ежемесячных стипендий в размере 1500 рублей студентам, достигшим выдающихся успехов в литературном творчестве, было принято правительством в 2009 году. Федеральное агентство по образованию вместе с Российским государственным гуманитарным университетом провели конкурс. Из полутора тысяч кандидатов экспертная комиссия выбрала 146 соискателей, а потом и 10 самых достойных.


Среди них – студентка факультета филологии и журналистики Поморского ГУ им. М. В. Ломоносова Анна Фёдорова, в творческом багаже которой – статьи в местных газетах, участие в литературных объединениях и публикации в поэтических сборниках. Пишет о проблемах студенчества и молодёжи член Союза журналистов России Елена Королёва, студентка факультета русской филологии и национальной культуры Рязанского ГУ имени. А. Есенина. Студентка факультета филологии Амурского ГУ Ульяна Лепеха – видеосюжетов и более пятидесяти статей в университетском журнале и других изданиях. Будущий журналист из Санкт-Петербургского университета Антон Титов публикуется в газете «Главный редактор» и стажируется за рубежом.

Среди стипендиатов также историки, филологи, социологи.


Первых обладателей вновь учреждённых стипендий чествовали в Доме русского зарубежья имени Александра Солженицына заместитель руководителя Федерального агентства РФ по образованию Е. Я. Бутко, ректор РГГУ Е. И. Пивовар, директор Дома русского зарубежья им.. Солженицына. А. Москвин, представители экспертной комиссии, среди которых были ректоры российских вузов. Вместе с дипломами и сертификатами стипендий победителям конкурса дарили книги нобелевского лауреата.


Наталья Дмитриевна Солженицына так напутствовала победителей конкурса:


– У каждого поколения своя судьба, свои опасности, свои соблазны, своя духовная культура.

Вам досталось время нелёгкое, но давно замечено, что не внешние обстоятельства определяют человеческую жизнь, а определяет её характер самого человека. Александр Исаевич очень часто повторял это нашим сыновьям, потому что мы каждый день совершаем много поступков и принимаем решения для этих поступков, как мелких, так и крупных. Нарастающая цепочка этих решений выстраивает в конце концов вашу судьбу. Все вы уже не раз проявили свой характер в течение жизни., но я думаю, мы вправе ждать от вас, что вы проявите и гражданский характер. Потому что как никогда нужна России активность её граждан, и активность созидательная, позитивная, а не только протестная.


Тамара ПРИХОДЬКО


Прокомментировать>>>



Общая оценка: Оценить: 3,0 Проголосовало: 2 чел.

12345




ПОЗИТИВ?


Вам может подойти